Политическая лингвистика на современном этапе развития

Современный этап развития политической лингвистики начался в конце ХХ — начале ХХI вв. Однако, как и практически на всем сегодня, на ней лежит «печать глобализации». Как уже было указано выше, ранее научные исследования политического дискурса, проводились, как правило, в Европе или США. Тем не менее активно начинают появляться исследования политического дискурса в самых странах Азии, Африки, Латинской Америки и Океании. После падения «железного занавеса» специалисты из стран постсоветского пространства заинтересовались методологией и темами, которые раньше были им неизвестны в силу политических обстоятельств.

Таким образом, политическая лингвистика поэтапно перешла от изучения дискурса тоталитарного режима и дискурса демократии к дискурсу современных проблем сегодняшнего мира в условиях многополярности. Интересы развивающейся научной дисциплины растут за счет исследования ранее не изученных аспектов взаимодействия языка, власти и социума (например, дискурс терроризма, дискурс «нового мирового порядка», политическая корректность, социальная толерантность, гендерные аспекты политической лингвистики и др.).

Современный этап развития политической лингвистики характеризуется большой самостоятельностью в научной сфере. Создаются свои собственные научные традиции, методологии и научные школы. Проводятся многочисленные регулярные научные конференции, публикуются различные сборники исследований по этой тематике. Также, современная политическая лингвистика активно сочетает в себе традиции дискурс-анализа и когнитивной лингвистики.

Она активно изучает общие теоретические проблемы политической коммуникации (политического дискурса), уделяя внимание отличию от коммуникации в других сферах и дискурсах, рассматривает проблемы жанров политического дискурса (лозунг, листовка, программа, газетная статья, выступление на митинге, парламентские дебаты и др.), анализирует конкретные единицы в политических текстах, особенности функционирования текстов политического дискурса, а также вопросы идиостиля отдельных политиков, политических партий и направлений, рассматривает стратегии, тактики и приемы, используемые в политической коммуникации, а также композицию, лексические и фразеологические единицы политических текстов и использование в них разнообразных образно-стилистических средств. Среди основных направлений современной политической лингвистики можно также назвать рассмотрение отдельных политических концептов в рамках соответствующего языка, менталитета и национальной культуры, исследования дискурса советской эпохи и постсоветсвкого пространства, обращение к проблемам понимания политических реалий определенного государства гражданами других стран, сопоставительное исследование политического дискурса в различных странах и на разных этапах социального развития,  а также политическую метафорологию – одно из наиболее активных направлений в России.

Еще раз отметим, что современная политическая лингвистика рассматривает политическую коммуникацию с позиции дискурса, изучая каждый конкретный текст в контексте политической ситуации, в которой он создан, в его соотношении с другими текстами, с учетом интенций, политических взглядов, а также личностных качеств автора. Также учитывается специфика восприятия этого текста различными людьми и роль, которую этот текст может играть в общей системе политических текстов и / или в политической жизни страны. Поскольку хорошо известно, что одна и та же идея и даже одни и те же высказывания политика совершенно по-разному воспринимаются в тексте газетной статьи какого-либо журналиста и в официальном заявлении Президента того или иного государства. Совершенно различный вес могут иметь высказывания одного и того же политика, произнесенные им в рамках предвыборной кампании и после вступления на государственный пост.

Поскольку власть относится к одной из высших социальных ценностей, в борьбе за власть используются все возможности и достижения науки. Для получения соответствующего результата авторы политических текстов затрачивают неимоверные усилия, которые при анализе политического дискурса особенно заметны и отражают либо высокое мастерство, либо абсолютное неумение авторов, их коммуникативные успехи и промахи.

Важно также отметить, что исследования в области языковой политики государства относятся к сфере интересов социолингвистики, а современная политическая лингвистика акцентирует свое внимание на изучении политической коммуникации (политического дискурса). Иными словами, специалистов по политической лингвистике интересует то, как говорят политики, а специалисты в области языковой политики рассматривают действия политиков для оптимального использования языка в государстве. Поэтому к сфере интересов современной политической лингвистики не относятся такие важные направления исследования с точки зрения социолингвистики, как анализ проблем функционирования государственного и негосударственных языков в стране (в том числе и вопрос о самой необходимости официального признания статуса государственного языка), изучение проблем языков межнационального общения и языков международного общения (мировых языков), государственная регламентация графики (например, решение об использовании того или иного вида письменности), вопрос о заимствованиях. Таким образом, эти вопросы относятся к государственной политике в сфере использования языка в целом, а не сколько к политической коммуникации, что не позволяет их включать непосредственно в рамки политической лингвистики, но отнести к области социолингвистики.

Важно также отметить, что современная политическая лингвистика – это научное направление с большой прикладной значимостью, поскольку изучение опыта коммуникативной деятельности в сфере политики может способствовать выработке конкретных рекомендаций для политических деятелей, журналистов, специалистов по связям с общественностью, а также всех, кто так или иначе связан с данной сферой. Более того, считаем, что в демократическом обществе всем необходимы определенные навыки политической коммуникации как при производстве речи, так и при ее восприятии (понимании). Критический анализ современного политического дискурса позволяет улучшить коммуникативную практику политиков, их представителей, журналистов и общественности. А использование мировых стандартов при рассмотрении отечественной политической коммуникации (политического дискурса) способствует формированию положительного имиджа России в представлении зарубежной научной общественности.

Как уже было указано политическая лингвистика представляет собой очень перспективное направление для исследователей из различных областей науки, поскольку, благодаря анализу с использованием различных методологий (в том числе и при переводе) позволяет понять, соответствующие политические тексты, а также интенции их авторов. Более того, она способствует улучшению понимания происходящего в рамках политических процессов в современном мире, позволяя видеть подлинный смысл выступлений политиков, а также используемые ими способы манипуляции  общественным сознанием (в том числе и речевые).

В настоящее время только в России создано несколько научных школ изучения политической лингвистики, наиболее крупной и авторитетной из которых в этом вопросе считается школа А.П. Чудинова (Екатеринбург), о чем свидетельствуют многочисленные исследования, проводимые в этой школе с 2007 года. Также эта школа издает ежеквартальный научный журнал «Политическая лингвистика», входящий в список ВАК, и считающийся одним из самых актуальных источников информации по вопросам политической лингвистики не только в России, но и за рубежом, что доказывается многочисленными публикациями зарубежных авторов в нем.

Поэтому, в заключение можно предположить, что активно развивающуюся политическую лингвистику, учитывая многогранность изучаемых ей вопросов, ждет большое будущее.

Из истории политической лингвистики

На сегодняшний день политическая лингвистика – это относительно молодое, активно развивающееся и перспективное научное направление, возникшее на стыке таких научных дисциплин, как «Лингвистика» и «Политология». Однако она не ограничивается только ими, а активно рассматривает вопросы таких научных направлений, как «Межкультурная коммуникация», «Культурология», «Социология», «Риторика», «Связи с общественностью» и т.д.

Основная цель политической лингвистики – изучение возможности использования языковых средств, способствующих борьбе за власть и воздействию на общественное сознание в политической сфере. Ее предмет – политическая коммуникация (политический дискурс), то есть речевая деятельность, направленная на пропаганду тех или иных ценностей, эмоциональное воздействие на граждан страны, а также побуждение их к необходимым политическим действиям, для выработки общественного согласия по определенному вопросу, принятия и обоснования социально-политических решений в современном мире. Каждый, кто хотя бы изредка читает статьи на политическую тематику, слушает радио или смотрит соответствующие программы по телевизору, становится адресатом политического дискурса. На выборах этот человек участвует в политической жизни, делая это будучи под влиянием субъектов политической коммуникации. При этом к сфере интересов политической лингвистики относится не только передача политической информации, но и все, что связано с восприятием (интерпретацией) и оценкой политической реальности в процессе коммуникации.

В силу сложившейся в мире экономико-политической и геополитической ситуации все больше и больше внимания уделяется политической коммуникации, что, в свою очередь, влечет за собой все большее число научных исследований, посвященных данному вопросу. Это, соответственно, позволяет изучать политический язык со всех сторон – с точки зрения лингвистики, межкультурной коммуникации, политологии, культурологии, социологии и т.д. Поскольку, как известно, язык предоставляет огромные возможности для вербализации своих намерений любому человеку, в том числе – и политику, более того язык предлагает политику практически неограниченный выбор своих средств для воздействия на аудиторию. Политические лидеры прибегают к различным способам, в том числе и языковым, чтобы сделать речь более яркой, убедительной и эмоциональной.

Несмотря на то, что, как уже было сказано, политическая лингвистика – это относительно молодое научное направление, можно сказать, что оно зародилось еще во времена античной риторики в Древней Греции и Древнем Риме. Однако, традиция изучения красноречия политиков оказалась прерванной на многие столетия из-за смены античных демократий на феодальные монархии, а изучение политической коммуникации наиболее востребовано в демократическом обществе. Именно поэтому соответствующие исследования языка политики вновь появились лишь вместе с развитием демократии на западе и в США.

Как отдельное исследовательское направление политическая лингвистика появилась в 20-х – 50-х гг ХХ века, что в первую очередь было обусловлено первой мировой войной, приведшей не только к огромным человеческим потерям, что повлекло за собой резкие изменения в мировосприятии человечества. Возникла необходимость изучения политической коммуникации, а знание о механизмах воздействия но общественное сознание приобрело высокую научную и гуманитарную ценность. Таким образом, в послевоенное время внимание лингвистов, занимающихся языком политики, было направлено на изучение способов формирования общественного мнения, а также средства достижения эффективной политической и военной пропаганды. Среди наиболее значимых работ этого времени можно назвать трудыы У. Липпманна, П. Лазарсфельда, Г. Лассвелла.

Важно заметить, что в в 40-е гг. XX в. Г. Лассвелл, Н. Лейтес, С. Якобсон и некоторые другие исследователи выявляли различные взаимозависимости между семантическими значениями языковых единиц и процессами, происходящими в политике. Исследования проводились на основе анализа лозунгов советского времени, языка Интернационала, текстов фашистской пропаганды. Более того, в этот период активно рассматривался язык тоталитарного дискурса, главенствующего в политике того времени, а также новой, еще более страшной второй мировой войной.

Здесь важный вклад в развитие политической лингвистики принадлежит английскому писателю Джорджу Оруэллу, который в своем знаменитом романе-антиутопии 1948 года «1984», описал принцип «двоемыслия» (doublethink) и словарь «новояза» (newspeak). Иными словами, Дж. Оруэлл на конкретных примерах описал способы речевого воздействия на сознание человека для завоевания и удержания власти при тоталитарном режиме в политике. Автор наглядно изобразил, каким образом при помощи языка можно заставить каждого поверить в ложь, которая будет казаться для него истиной в последней инстанции, и как именно основанные на оксюмороне лозунги можно положить в основу государственной идеологии. Среди наиболее ярких из них можно назвать такие как «Война — это мир», «Свобода — это рабство» и «Незнание — это сила».  Важно отметить, что подобным образом в Афганистане советские войска назывались ограниченным контингентом, а Афганская война — интернациональной помощью. Подобными приемами пользовались и американские лидеры, именовавшие свои военные действия в Югославии и Ираке «борьбой за демократию».

Несмотря на отсутствие тоталитарного режима уже долгое время, его исследования в рамках политического дискурса продолжаются и по сей день. Выделяются специфические особенности тоталитарного дискурса, для которого характерны приоритет пропагандистской деятельности, претензии на истину в последней инстанции, а также идеологизация всех аспектов жизни, использование большого количества лозунгов и злоупотребление заклинаниями. Также среди основных признаков тоталитарного дискурса можно назвать ритуальность политической речи, превалирование монологической речи «вождей» над диалогичными формами коммуникации, резкое разграничение СВОИХ и ЧУЖИХ, пропаганда простых, но в то же время крайне эффективных способов решения проблем в разных областях жизни.

В 60-х – 80-х гг. политическая лингвистика развивалась преимущественно на западе, уделяя особое внимание политическому дискурсу в современных западных демократических государствах. Эти исследования показали, что даже в отсутствие тоталитарного режима языковая манипуляция общественным сознанием используется, однако в более изощренном виде.

В России отдельные вопросы современной политической лингвистики в той или иной мере рассматривались еще с начала 2000-х годов (хотя раннее вопросов политической коммуникации касалась риторика и стилистика) в работах «Введение в прикладную лингвистику» (А.Н. Баранов, 2001), «Критический дискурс-анализ в современной зарубежной лингвистике» (М.В. Гавриловова, 2003), «Политическая лингвистика. Функциональный подход» (А.А. Романов, 2002), «Язык политики. Политика языка» (И.В. Вольфсон, 2003), «Политическая лингвистика» (А.П. Чудинов, 2003, 2006), Н.А. Купиной (1995), Е.И. Шейгал (2000), в монографии «Методология исследований политического дискурса: Актуальные проблемы содержательного анализа общественно-политических текстов» (1998, 2000), а также в ряде исследовательских работ других авторов, таких, например, как В.Н. Базылев (2005), В.З. Демьянков (2002, 2003), П.Б. Паршин (1999, 2001, 2003), Н.М. Мухарямов и Л.М. Мухарямова (2002), Т.Г. Скребцова (2004, 2005), Н.С. Бажалкина (2012) и др.

Отметим, однако, что изучение современной политической лингвистики за рубежом началось значительно раннее, примерно с 1970-х гг, в работах Р. Бахема «Введение в анализ политических текстов» (1979), В. Дикманна «Язык в политике. Введение в прагматику и семантику политического языка» (1975), М. Эдельмана «Политический язык» (1977), М. Гайса «Язык политики» (1987), Д.Ф. Хана «Политическая коммуникация: Риторика, правительство и граждане» (1988), М. Шапиро «Язык и политическое понимание» (1981), П. Чилтона «Анализ политического дискурса» (2004), Н. Фэрклау «Анализ дискурса» (2003), а также ряде работ других авторов, только набирающих популярность в России. Важно также отметить, что из зарубежных исследований бОльшая часть относится к исследованиям в США, Центральной и Западной Европе, а также странах постсоветского пространства. В связи с этим А.П. Чудинов выделяет такие направления политической лингвистики, как североамериканское, европейское и российское (в которое исследователь включает и постсоветские исследования). Эти направления различаются прежде всего методологией исследования (в рамках когнитивного, риторического, семантико-стилистического методов), рассматривающие коммуникацию в политической сфере либо как ментальный, либо как языковой феномен. Также можно отметить, что каждое направление исследует преимущественно свой национальный политический дискурс. Тем не менее, существуют многочисленные работы, рассматривающие национальные дискурсы в сопоставительном аспекте.

Исследования в рамках политической лингвистики могут также различаться изучением дискурсивных вариантов политического языка (например, предвыборная речь, скандал, газетные статьи на политическую тематику и т.д.), источниками материала (радио, телевидение, социальные сети и т.д.). И поскольку основным предметом политической лингвистики является политическая коммуникация или политический дискурс (ПД).

Словообразование в современном английском языке

Как известно, существует множество способов образования новых слов, всю совокупность которых можно разделить по типам с учетом диахронии и синхронии. Обычно к синхронным относят морфологический способ, а лексико-синтаксический, лексико-семантический и морфолого-семантический относят к диахроническим.

  1. Морфологический способ – это такой способ образования слов, при котором в качестве словообразовательного форманта участвуют морфологические единицы: аффиксы, морфемы, основы. Морфологический способ имеет несколько разновидностей:

а) аффиксальный – использует в качестве словообразовательного форманта аффиксы. Имеет следующие подвиды:

– префиксальный – префикс присоединяется к готовому слову, например: largeenlarge;

– суффиксальный – присоединение суффикса либо к корню, либо к основе слова, например: woodwooden, ChinaChinese;

– постфиксальный (в русском языке) – использование в качестве словообразовательного форманта постфикс, который присоединяется уже к готовому слову, например: умыть – умыться;

– префиксально-суффиксальный – единовременное присоединение конфикса, состоящего из префикса и суффикса, к корневой морфеме слова, например: подоконник, uncertainty, displacement;

– префиксально-постфиксальный (в русском языке), например: кричал – раскричался.

Аффиксальный способ является самым продуктивным и самым богатым способом словообразования в русском языке, однако, это не самый распространенный способ для английского языка. Преимущественно из этого способа в английском языке используются префиксальный и суффиксальный подвиды.

б) сложение – это такой морфологический способ, при котором в образовании нового слова участвуют два и более корня или основы слова. Имеет несколько разновидностей:

– чистое сложение – один из самых активных способов в английском языке, например: tablecloth;

– сложение с помощью служебных слов: motherofpearl, soninlaw;

– сложение с интерфиксом, например: sportsman, spokesman;

– сращения (характерны для русского языка) – слова, которые в силу исторических причин появились в результате объединения слов в словосочетании, пр.: холестиринопонижающие препараты;

– аббревиация – образование слова путем усечения, например: ВВС, SMSСокращение – это такой способ словообразования, который состоит в отсечении части основы, либо совпадающей со словом, либо представляющей собой словосочетание, объединенное общим смыслом. Сокращения бывают лексическими и графическими. К лексическим относятся усеченные слова (clippedor stump words) и акронимы (initial words, or acronyms). Отметим, что сокращаться могут любые фрагменты слова вне независимости от морфемных границ: doc – doctor; frig – refrigerator; phone – telephone. Чаще всего встречаются конечные усечения, например, exam – examination, doc – doctor, gym – gymnasium. Усечения типа plane, phone (из airplane, telephone) называются начальными, а, например, такие, как frig или flu (из refrigerator, influenza) конечно-начальными усечениями.

Сложению могут подвергнуться простые основы (cowboy, blackboard, spaceship), а также простая основа и основа производная (pen-holder, match-maker, baby-sitter). При этом способ соединения основ может быть нейтральным, когда две основы соединяются без каких-либо морфем (eye-brow, sunrise, schoolgirl), или с помощью соединительного элемента – интерфикса (handicraft, tradesman, mother-of-pearl).

Часто словосложение может выступать как средство создания производящей основы для дальнейшего словообразовательного процесса. Далее такая основа может подвергаться конверсии, реверсии или аффиксации, в результате чего возникает новое, производное слово (blacklist – to blacklist; daydream – to daydream; stagemanager – to stagemanage; babysitter – to babysit; honeymoon – to honeymoon – honeymooner).

Словослияние является достаточно молодым словообразовательным способом. В отличие от других способов словообразовательной единицей здесь является не основа, а ее произвольный фрагмент (EuroshimaEurope + Hiroshima; Motelmotorist + hotel).

  1. Лексико-синтаксический способ – создание новой лексической единицы из словосочетания. Такой способ создает единичные слова, получившиеся в языке в результате исторических изменений или его частого употребления, например: тотчас, сегодня. Он образует окказиональные слова – лексические единицы, созданные для случая по индивидуальным, нетипичным словообразовательным моделям, например: devilofthehell girl, jackofalltrades. Такой способ существует и в русском, и в английском языках, однако является малопродуктивным (единичные авторские примеры).
  2. Лексико-семантический способ – это безаффиксный способ образования лексической единицы из отдельного значения многозначного слова, например: arm (рука) – arm (оружие), light (легкий) – light (светлый), fire (огонь) – fire (стрелять), break (ломать) – break (нарушать).
  3. Морфолого-синтаксический способ (конверсия) – это безаффиксный способ образования нового слова путем перехода из одной части речи в другую. Является самым распространенным способом словообразования в английском языке, например: dreamto dream, to trya try.

Каждый конкретный язык имеет свою систему словообразования, в которой может преобладать тот или иной способ. В русском языке присутствуют все способы словообразования, но преобладает морфологический.

Что касается количества способов словообразования в английском языке, то важно отметить, что на сегодняшний день по этому вопросу существуют различные мнения. Отсутствие единогласия объясняется тем, что различные способы могут менять свою активность и долгое время оказываться продуктивными в большей или меньшей степени, а иногда и вообще замирать. Например, на сегодняшний день в английском языке такие словообразовательные способы, как чередование (feed food), редупликация (murmur), а также немоделированные способы — звукоподражание (cuckoo, splash) и рифмованный повтор (tip–top, hocus–pocus) являются второстепенными и непродуктивными. С другой стороны, наиболее продуктивными в настоящее время способами словообразования в английском языке являются конверсия и словосложение. Аффиксация также относится к достаточно продуктивному способу, но тем не менее, не такому продуктивному, как в русском языке.

Аффиксация – это такой способ формирования новых слов, при котором происходит прибавление словообразовательных аффиксов к различным основам. Следовательно, аффиксация подразделяется на два различных вида: суффиксацию и префиксацию.

Как уже было упомянуто выше, одним из самых распространенных способов словообразования, помимо конверсии, является аффиксация – присоединение аффикса к основе. Отметим, что суффиксы, оформляя слово как определенную часть речи, более тесно связаны с основой (courageous, friendly). Префиксы же главным образом меняют семантику слова и более самостоятельны в лексическом плане (anti-missile, postgraduate, disengage). Результатом словообразовательного процесса при аффиксации является производное слово.

Отметим, что некоторые словообразовательные модели отличаются именно по количественному аспекту, например: ограниченное количество производных с суффиксом –dom (kingdom, princedom и т.д.) и огромное разнообразие производных с суффиксом –er.

Хотя аффиксация в современном английском языке занимает важное место, тем не менее, этот способ не такой продуктивный, как конверсия и словосложение, которые являются одними из основных способов обогащения словарного состава английского языка. В английском языке аффиксы, как словообразовательные элементы, могут предшествовать основе (read – reread; do — undo) и следовать за ней (way – wayward; read – reading; do — doer).  Таким образом, аффиксы современного английского языка  делятся на две основные группы: суффиксы – словообразовательные элементы, которые присоединяются к концу производящей основы, и префиксы – словообразовательные элементы, присоединяемые к началу основы.

При добавлении суффиксов получаются производные слова, дибо относящиеся к другой части речи (to work – глагол, worker –существительное), либо к той же самой части речи (friend – существительное, friendship – существительное). Лексические единицы также могут образовываться при помощи двух суффиксов, при этом каждый из них сохраняет свою семантику: hopelessness, hopefulness. При добавлении префикса слово обычно не меняет свою принадлежность к той или иной части речи: to agree  – глагол, to disagree – глагол, credible – прилагательное, incredible – прилагательное.

Для определения значения производного слова важно понять значение суффиксов и смысл лексического значения, который они вносят в производное слово. Присоединяясь к основе, суффикс способен изменять ее значение и менять свою принадлежность к определенному лексико-грамматическому классу слов (части речи). Необходимо отметить, что многочисленное их количество встречается среди существительных и наиболее продуктивными значениями являются, наименование деятеля, орудия действия, места действия, абстрактных имен и слов и т.д. Из истории языка мы можем проследить значения суффиксов мужского и среднего рода в классической латыни. Суффикс мужского рода –arius обозначал деятеля, а суффикс среднего рода – arium характеризует место или вместилище. В процессе омонимии их значения совпали, и до сих пор сохраняется в современном языке: ouvrier/grenier. Таким образом, необходимо обозначить различие между префиксом и суффиксом.

По количеству образования новых слов при помощи аффиксов, последние делятся на две группы: продуктивные и непродуктивные аффиксы. Продуктивные аффиксы влияют на происхождении новых слов на определенном этапе развития языка. Например, словообразовательные аффиксы, могут стоять до и после корневой морфемы, придавая слову новое лексическое значение. Таким образом, аффиксация сохраняет свою продуктивность в современном английском языке, что доказывает огромное количество слов, возникающих с помощью словообразовательных аффиксов.

Рассмотрим более подробно суффиксацию в английском языке. Образование новых слов может происходить как односуффиксальным, так и двухсуффиксальным способом. Двухсуффиусальный способ в английском языке не распространен и встречается крайне редко. Односуффиксальный способ представлен достаточно большим числом словообразовательных моделей, что говорит о его высокой продуктивности. К данному способу относятся лексемы существительных и прилагательных. Так, например, у существительных лексемы могут быть со значением: 1) лиц, в большинстве случаев без указания пола (actoractress, teachteacher, writewriter); 2) предметов (boilboiler, buildbuilding); 3) отвлеченных понятий (realreality, socialsocialism, writewriting); 4) имен существительных с эмоциональной окраской – в английском языке эта группа представлена очень ограниченным числом словообразовательных моделей, например: birdbirdie. Двухсуффиксальный подтип представлен ограниченным количеством словообразовательных моделей, например: leadership, childishness, hopefulness (модели существительных с отвлеченным значением).

На формирование английского языка, как и на все романо-германские языки, большое влияние оказал латинский язык. В английском языке одним из наиболее продуктивных суффиксов латинского происхождения  считается суффикс –al. Например, многочисленны существительные, образованные от глаголов при помощи суффиксов:  al (arrival, renewal, withdrawal, uprisal); –ance (forbiddance, appearance, clearance, abidance); ence (consistence, dependence, emergence, preference); ancy (flippancy, repellency, ascendancy, trenchancy); еncy (insistency, persistency, emergency, constituency). Еще одним продуктивным суффиксом является–arian, служащий для образования существительных от прилагательных (librarian, proletarian, grammarian, vegetarian) и от существительных (Shakespearian). Продуктивными являются суффиксы прилагательных, образованных от существительных: al  (temporal, actional, tidal, comical);      –ary (documentary, visionary, missionary, fractionary); ory (depository, laboratory, territory, compulsory); ese  (Chinese, Japenese);ine (masculine, feminine, stearin, gelatin) и прилагательных, образованных от глаголов:  ant (repellant, coolant, claimant, lubricant); ent (absorbent, solvent, dependent, persistent)  [43, 81].

Необходимо отметить, что один и тот же суффикс может выполнять несколько функций. Например, суффикс er обозначает одновременно исполнителя действия (driver, worker); инструмент, средство (harvester, chopper); жителя какой-либо местности (Icelander, Berliner). Суффиксы современного английского языка особенно отличаются непостоянством в употреблении и выражении значений. Например, в слове writer суффикс er обозначает лицо (одушевленное имя существительное), в слове typewriter – это уже печатающее устройство, т.е. машина (неодушевленное имя существительное).

Рассмотрим образование различных частей речи при помощи наиболее продуктивных суффиксов и их значения в современном английском языке.

К суффиксам существительных относятся: –er служат для обозначения профессий и рода занятия (worker, writer, teacher , sower); а также обозначает предметы, инструменты, машины (сutter, transmitter, fighter, cigarettelighter); –ist обозначает последователей общественных, политических и научных течений и теорий (communist, socialist, fascist, Darwinist) и различные профессии (violinist, telegraphistnovelist, botanist, biologist);  ess образует существительные со значением лица женского пола (heirheiress, hosthostess, actoractress); существительные, обозначающих животных (tigress, leopardess, lioness); or образует существительные, которые означают названия профессий, занятий (decorator, trans­lator); ism образует существительные со значением «учение», «теория», «доктрина» (Marxism, classicism); –ness наделяет существительные значением со­стояния, свойства, признака (greatness, kindness, happiness); –ship обозначает состояние, признак (leadership, relationship, friendship); –hood придает словам значение состояния (childhood, motherhood, boyhood, manhood); ance, –ence обозначает процесса действия (assistance, preference); ment означают процесс действия (movement, entertainment); tion, –ation, –sion, –ion обозначает процесс или результат действия (translation, education).

Суффиксы глаголов не так многочисленны. В английском словообразовании выделяют следующие глагольные форманты: ize, –ise, образованные с помощью которого глаголы означают «привести в состояние» (mobilise, organize);–en – глаголы означают «приводить (приходить) в состояние» (weaken, sadden);–fy, –ify глаголы означают: «придать качество» (intensify, beautify).

К суффиксам наречий относятся: ly, который образует наречия, обозначающие качество, характеристику, образ действия (badly, nicely, quickly) и –ward(s), который образует наречия, означающие направление (backward, westward).

Что касается английских качественных и относительных прилагательных, то необходимо отметить, что они также образуются односуффиксальным способом, и всего таких моделей, по мнению В.Д. Аракина, насчитывается около 20 (образование прилагательных от имен существительных), однако продуктивных моделей – чуть меньше половины. Суффиксов, которые могут участвовать в образовании прилагательных по данным моделям, в современном английском языке насчитывается более 40. Среди них продуктивными являются следующие:

Суффикс –ish используется с основами прилагательных со значением цвета и образует прилагательные, выражающие наличие качества в небольшой степени (reddish, greenish, yellowish, foolish). Суффикс –ish встречается также в составе прилагательных со значением национальной принадлежности (Polish, Spanish).

С помощью форманта ed образуются имена прилагательные, которые означают «наделенный предметом». Суффикс может образовать прилагательное практически от любого существительного с конкретным значением: (horned, bearded, stockinged, booted). Особенно он продуктивен в образовании сложных прилагательных типа: longlegged, darkhaired.

Словообразовательный элемент ly образует лексические единицы, выражающие наличие признака (womanly; manly) и образует прилагательные, выражающие признак временной регулярности (weekly, yearly).

При помощи словообразовательного форманта y образуются имена прилагательные, выражающие присутствие качества или признака (stonestony; silksilky; wind  – windy).

Суффикс less образует адъективную лексику, выражающую отсутствие чего-либо (useless, heartless, helpless).

Аффикс суффиксального типа able привносит в семантическую структуру прилагательных, как правило, значение «способный претерпеть действие» (acceptable от глагола accept; bearable – от глагола bear; distinguishable– от глагола distinguish).

Словообразовательный элемент ful образует слова, которые означают наличие признака, выраженного основой (peaceful от существительного peace; sorrowful от существительного sorrow; beautiful от существительного beauty) или выражают меру чего-либо (basketful; spoonful).

Словообразовательный формант ive образует прилагательные на основе глаголов и существительных (to createcreative; to actactive; to impressimpressive; an impulseimpulsive; a massmassive).

Суффикс –ic образует прилагательные со значениями: а) имеющий состав или структуру основы (atom – atomic); б) имеющий сходство с кем-либо (Homeric; Byronic).

Отметим, что наиболее продуктивными являются следующие суффиксы: –able (comfortable), –al (constitutional), –ed (figured), –ful (beautiful), –less (helpless), –ish (bookish), –y (windy). Отметим также, что И.В. Арнольд относит суффикс able к одним из самых продуктивных суффиксов прилагательных в английском языке, следовательно, прилагательные с этим суффиксом образуют одну из самых многочисленных групп прилагательных в английском языке.

Значения прилагательных с суффиксом — able. Часть II

В этой статье я уже приводила список прилагательных с суффиксом – able. Здесь я предлагаю расширенную подборку прилагательных, но без деления на лексико-семантические группы.

  1. abominable —  отвратительный, противный
  2. abridgable – сократимый
  3. acceptable – приемлемый, подходящий
  4. achievable – достижимый
  5. actionable — дающий основания для судебного преследования, для действия, требующий принятия мер
  6. adaptable – способный к адаптации, гибкий
  7. admirable – достойный восхищения
  8. admittable — допустимый, имеющий возможность
  9. adorable – достойный обожания, восхитительный
  10. advisable – рекомендуемый, целесообразный
  11. affordable – доступный, возможный, допустимый
  12. agreeable – приятный, приемлемый
  13. ameliorable — поддающийся улучшению
  14. amiable – дружелюбный
  15. applicable – применимый, подходящий, пригодный
  16. appreciable – ощутимый; поддающийся оценке
  17. ascertainable — очевидный, поддающийся, проверке
  18. assessable – подлежащий обложению, оцениваемый
  19. attainable – достижимый
  20. attributable — могущий быть отнесенным, обусловленный
  21. bankable — принимаемый банком к учету, пригодный к учету
  22. bearable — сносный, терпимый; способный быть терпимым
  23. believable — правдоподобный; заслуживающий доверия
  24. boatable — судоходный, способный перевозить на лодке, судне
  25. breakable – ломкий, который можно сломать
  26. breathable — воздухопроницаемый, пригодный для дыхания
  27. capable – способный
  28. cashable — реализуемый, могущий быть реализованным, легко превращаемый в наличные деньги
  29. censurable — достойный порицания
  30. challengeable — сомнительный, вызывающий сомнение
  31. changeable – переменчивый, непостоянный
  32. charitable – милосердный, благотворительный
  33. checkable — поддающийся проверке
  34. classifiable – подвергаемый классификации, который можно классифицировать
  35. cleansable — поддающийся чистке
  36. comfortable — комфортабельный
  37. comparable – достойный сравнения, сравнимый
  38. considerable — значительный, ощутимый
  39. contactable – доступный
  40. countable – исчисляемый
  41. datable — поддающийся датировке
  42. debatable — спорный, дискуссионный
  43. declinable – грамматически склоняемый
  44. deniable – спорный
  45. dependable – надежный, верный
  46. deployable – развертываемый
  47. desirable – желаемый
  48. destroyable – поддающийся разрушению
  49. detectable – обнаружимый, который можно обнаружить
  50. disallowable — не подлежащий скидкам
  51. dispensable – подлежащий выдаче
  52. dispensable – несущественный
  53. disposable – имеющийся в распоряжении
  54. doable – выполнимый
  55. drinkable –питьевой, пригодный для питья
  56. dryable – высушиваемый
  57. durable – прочный, длительный, продолжительный, долговременный
  58. eatable – съедобный
  59. electable — имеющий право быть избранным
  60. endurable —  терпимый
  61. enjoyable – доставляющий удовольствие
  62. enviable – завидный
  63. equable — равномерный; ровный; уравновешенный, спокойный
  64. equitable — справедливый, беспристрастный
  65. expectable – ожидаемый
  66. extendable – раздвижной, растяжимый, расширяемый
  67. favorable — благоприятный; подходящий, удобный, благосклонный, расположенный
  68. fashionable – модный, светский, фешенебельный
  69. fermentable — приводимый в брожение, способный приходить в брожение
  70. flammable — легковоспламеняющийся
  71. foreseeable — предвидимый заранее, предсказуемый
  72. governable — послушный; подчиняющийся; управляемый
  73. habitable — годный для жилья; обитаемый
  74. hateable — отвратительный
  75. hereditable — наследственный, наследуемый
  76. ignorable – игнорируемый
  77. identifiable — опознаваемый
  78. imaginable – воображаемый, постижимый
  79. impassable – непроходимый
  80. inoperable – недействительный, неэффективный
  81. insatiable – ненасытный
  82. inscrutable – непостижимый, неисповедимый, загадочный
  83. irritable – раздражительный
  84. justifiable — могущий быть оправданным; позволительный; законный
  85. knowable – узнаваемый
  86. knowledgeable – умный, информированный
  87. lamentable — прискорбный; печальный
  88. laudable – похвальный
  89. laughable — смешной; смехотворный, забавный
  90. liable – подверженный, подлежащий обязательству, связанный обязательством
  91. likable – приятный, милый, симпатичный
  92. lovable – приятный, достойный любви
  93. manageable – управляемый, решаемый, контролируемый
  94. manipulable — манипулируемый, доступный для манипуляции
  95. marketable — ходкий (о товаре); рыночный
  96. measurable — измеримый
  97. medicable – излечимый, поддающийся лечению
  98. memorable – памятный, незабываемый, легко запоминающийся
  99. movable – передвижной
  100. navigable – судоходный, годный для судоходства
  101. negotiable — могущий служить предметом сделки, могущий быть отчужденным, переуступленным. проходимый; доступный
  102. notable — достопримечательный, выдающийся; заметный; выдающийся человек
  103. noticeable – заметный, достойный внимания
  104. numerable — исчислимый, поддающийся счету
  105. objectionable — вызывающий возражения; нежелательный; предосудительный; неприятный
  106. observable – наблюдаемый, который можно наблюдать, заметный
  107. obtainable — достижимый
  108. openable – открываемый
  109. opposable — могущий быть противопоставленным
  110. pacifiable — поддающийся успокоению
  111. palatable — вкусный, аппетитный
  112. pardonable – простительный
  113. passable – посредственный, удовлетворительный, сносный, приемлемый
  114. payable – подлежащий оплате
  115. personable — красивый, представительный
  116. pitiable – несчастный, достойный жалости
  117. playable – годный для игры
  118. practicable – осуществимый
  119. preferable – предпочтительный
  120. procurable — доступный, могущий быть приемлемый полученным
  121. probable – вероятный, возможный
  122. profitable – выгодный, доходный
  123. printable — могущий быть напечатанным, пригодный для печатания
  124. quantifiable – измеримый
  125. quotable — заслуживающий цитирования; допускающий цитирование
  126. ratable — подлежащий обложению налогом, пропорциональный
  127. reachable – доступный, достижимый
  128. readable – легко читаемый, пригодный для чтения, хорошо написанный
  129. reasonable — благоразумный, умеренный; приемлемый, сносный, недорогой
  130. reliable – надежный, достоверный, заслуживающий доверия
  131. reparable – подлежащий ремонту
  132. replaceable — заменяемый, допускающий замену
  133. reputable — достойный уважения
  134. respectable – уважаемый, достойный уважения
  135. satiable — могущий быть удовлетворенным
  136. seasonable – по сезону, подходящий, соответствующий времени года
  137. semblable — предполагаемый
  138. separable – раздельный, отделимый
  139. serviceable – годный к эксплуатации, исправный
  140. sociable – общительный
  141. suitable – пригодный, надлежащий, подходящий
  142. temptable — поддающийся соблазну
  143. tenable – крепкий, надежный
  144. tolerable – терпимый, приемлемый
  145. translatable – переводимый, который можно перевести
  146. treasonable — изменнический, предательский
  147. triable – допускающий проверку
  148. unaccountable – необъяснимый, непостижимый, странный, безответственный
  149. usable – пригодный для использования
  150. valuable – ценный, поддающийся оценке
  151. venerable — почтенный; преподобный (как титул); древний, освященный веками
  152. verifiable — поддающийся проверке; неголословный
  153. viable – жизнеспособный, эффективный, целесообразный
  154. viewable – видимый, обозримый, достойный внимания
  155. warrantable — законный; допустимый
  156. washable – моющийся, стирающийся; который можно мыть/стирать
  157. wearable —  пригодный

Фразеологизмы с названиями головных уборов в английском языке

beret

A Green Beret – «зеленый берет» (прозвище английских, а затем и американских десантно-диверсионных войск)

hat

cocked hat игра типа кеглей

black hat иммигрант

black hat злодей, негодяй

hard hatконсерватор

electoral hatшапка курфюрста

hat head волосы, жирные у корней (после ношения шапки); помятая прическа

high hat важная персона, высокомерный, заносчивый человек, важная шишка

go high hat on smb относиться заносчиво, пренебрежительно, высокомерно к к.-л.

top hatпринадлежащий к высшему обществу

straw-hat theatre летний театр

Russian hat шапкаушанка

white hat флотяга (моряк), герой (особенно вестерна)

scarlet hat кардинал

brass hat босс

bad hat плохой актёр

old hat немодный, устаревший, «дело прошлое» (об отношениях с человеком)

have a brick in one’s hat напиться

put on one’s productive hat включаться в работу

hang hat on полагаться (на что-л.), рассчитывать

pull a rabbit out of a hat вытащить карту из рукава, произвести неожиданный эффект, неожиданно появиться

as black as one’s hat – чёрный, как смоль

hang up hat задерживать, откладывать в долгий ящик, приостанавливать

put the tin hat on ставить жирную точку

tip ones hatотдавать должное, уважать

beaver hat касторовая шляпа

hard hat area рабочая зона (куда вход без каски запрещен)

hard hat рабочий-строитель

with ones hat cocked с шапкой набекрень

 with one’s hat tilted с шапкой набекрень

Ill eat my hat (if) голову даю на отсечение.

hat trick тройной успех (этим. Спорт: три мяча, забитые одним игроком; победа в трех забегах и т. п.).

knock someone into a cocket hat заткнуть коголибо за пояс

talk through (out of) (ones) hat рассуждать глупо, неразумно; нести вздор. Данное выражение может использоваться в качестве разговорного и может переводиться как «пороть чепуху».

throw one’s hat in (или into) the ring принять вязов, вступить в борьбу (особенно политическую).

he that has no head needs no hat тому, у кого головы нет, и шапка не нужна

at the drop of a hat без предупреждения, внезапно, моментально, прямо сейчас, по малейшему поводу

gone at the drop of a hat как ветром сдуло

all hat and no cattle пустомеля, пустозвон

knock something into a cocked hat разрушить чей-то план

buy straw hats in winter покупать акции при низких ценах, продавать при высоких

wear many hats разрываться на части

wear more than one hatсовмещать должности, совмещать обязанности

wear two hats сидеть на двух стульях

go hat in hand to someone идти на поклон к комун.

go around with hat in handходить по миру с протянутой рукой

place to hang your hat место отдыха

nowhere to hang one’s hat (be without a place to hang one’s hat) негде голову приклонить, не иметь ни кола ни двора

That’s old hat! это старая песня, это старая пластинка

keep this under the hat об этом не следует распространяться, хранить секрет

hats off to someone (take off ones hat, take ones hat off to) выразить своё восхищение кому-л., бить челом, снять перед кем-то шляпу, склонить голову (перед кем-то)

hang hat on (this that peg) остановить внимание на ч-л, выделить что-то конкретное, делать упор на что-л.

pass the hat просить благотворительной помощи, просить подаяния, пустить шапку по кругу, чтобы собрать подаяние

 under one’s hat доверительный, конфиденциальный, секретный

hold on to your hat держись!

My hat (aunt или word)! вот те на! вот это да! подумать только! ну и ну! (восклицание, выражающее удивление, досаду, восхищение и т. п.).

cap

A feather in one’s cap (bonnet) — предмет гордости, достижение. Данное выражение возникло в связи c обычаем индейцев носить столько перьев в головном уборе, сколько убито врагов.

 If the cap (или shoe) fits, wear it – разг. принимаете на свой счет – значит, есть основание. Данное выражение является разговорным и имеет эквивалент в русском языке «на воре шапка горит».

The cap fits – разг. не в бровь, а в глаз

Dunce’s cap – разг. дурацкий колпак (бумажный колпак, надеваемый в наказание на нерадивых учеников. На таком колпаке часто ставилась буква D – первая буква слова dunce – тупица).

Fling (throw) one’s cap over the mill (windmill) – поступать безрассудно; переходит все границы (о женщине).

Fortunatus’s (wishing) cap – «шапка Фортуната» (шапка, выполняющая все желания. Fortunatus – сказочный персонаж)

Cap everything (cap the climax, cap the globe, cap it all) – разг. перейти все границы; превзойти все, побить рекорд; являться верхом чего-либо.

Cap and bells — шутовской колпак

Cap and gown – берет с квадратным верхом и плащ, академическая одежда (форма английских профессоров и студентов, cap-and-gown affair – заседание или собрание в университете, на которое принято приходить в академической форме)

Cap in hand – покорно, смиренно, унижено

Pull caps — редк. переругаться, перессориться.

Put on one’s thinking cap (put one’s thinking cap on) – серьезно обдумывать что-либо, задуматься над чем-либо.

Put on the black cap – выносить обвинительный приговор (в Англии, оглашая смертный приговор, судья надевал черную шапочку)

Set one’s cap at (амер. for) smb. – разг. завлекать кого-либо, охотиться за женихом; вешаться кому-либо на шею

Touch one’s cap to smb. – приветствовать кого-либо (прикладывая руку к козырьку)

bonnet

A bee in one’s bonnet — причуда, навязчивая идея, мания

To have a bee in one’s bonnet — быть помешанным на чём-либо, иметь навязчивую идею

fill (somebody’s) bonnet – быть равным во всех отношениях, занять место кого-либо

put a bee in someone’s bonnet – подать идею, подстрекать к чему-либо, устроить провокацию

Gipsy-bonnet  — широкополая шляпа, подвязываемая под подбородком

Easter bonnet —  нарядная весенняя шляпка

vail the bonnet почтительно снимать шляпу

Названия головных уборов в английском языке

В этом посте предлагаю свою небольшую подборку названий головных уборов на английском языке, расположенных в алфавитном порядке. Это только часть, и, возможно, список будет пополняться.

 

  1. astrakhan hat — барашковая, каракулевая шапка
  2. band – лента, тесьма, повязка
  3. baseball cap – бейсболка
  4. beanie (pompom beanie) – вязанная шапка (с отворотом и без); лыжная шапочка
  5. beaver hat — касторовая шляпа
  6. beret – берет
  7. black cap – судейская черная шапочка, надеваемая при оглашении смертного приговора
  8. boater – шляпа канотье
  9. boater hat — канотье
  10. bonnet – дамская шляпа без полей; капор; детский чепчик; берет
  11. bonnet with ribbons to match — шляпа с подобранными к ней в тон лентами
  12. cabbage tree hat — широкополая шляпа из листьев капустного дерева (была популярна в Австралии в XIX в. у белых поселенцев. Считается одним из символов австралийской нации; в настоящее время подобие такой шляпы является популярным сувениром из Австралии)
  13. broad-brimmed hat — шляпа с широкими полями
  14. cap – кепка, фуражка, колпак
  15. cap and bells — шутовской колпак
  16. cap and gown – берет с квадратным верхом и плащ, академическая одежда (форма английских профессоров и студентов, cap-and-gown affair – заседание или собрание в университете, на которое принято приходить в академической форме)
  17. chimney-pot hat — цилиндр
  18. cork hat — пробковая шляпа (эта необычная австралийская шапка выполняет крайне полезную функцию: кусочки пробки, привязанные веревкой к шапке, раскачиваются от движений головы, тем самым отпугивая насекомых от лица)
  19. cowboy hat – ковбойская шляпа
  20. crash helmet – шлем автогонщика, мотоциклиста
  21. crown of a hat — тулья шляпы
  22. deerstalker — шляпа с двумя козырьками и ушами
  23. derby (bowler) – котелок (шляпа с узкими ровными полями и жёсткой куполообразной тульёй)
  24. derby hat — котелок (мужская шляпа)
  25. dunce’s cap – разг. дурацкий колпак (бумажный колпак, надеваемый в наказание на нерадивых учеников. На таком колпаке часто ставилась буква D – первая буква слова dunce – тупица).
  26. Easter bonnet — нарядная весенняя шляпка
  27. electoral hat — шапка курфюрста
  28. fake ear flap hat – формовка
  29. five panel hat — шапка-пятиклинка
  30. flat hat — женская плоская шляпа
  31. floppy hat — широкополая шляпа (с обвисшими полями)
  32. forage cap – фуражка, пилотка
  33. Fortunatus’s (wishing) cap – «шапка Фортуната» (шапка, выполняющая все желания. Fortunatus – сказочный персонаж)
  34. Gipsy-bonnet — широкополая шляпа, подвязываемая под подбородком
  35. graduation hat конфедератка
  36. glengarry bonnet — шотландская шапка с лентами сзади
  37. hard hat – шлем-каска
  38. hat – шляпа, шапка
  39. hat and insect net — шляпа с противомоскитной сеткой
  40. head covering — хиджаб
  41. headdress – головной убор (нарядный)
  42. headgear – шлем
  43. headscarf – головной платок, хиджаб
  44. hide-away hat — шапка-невидимка
  45. hood – капюшон
  46. imitation ear flap hat – формовка
  47. iron hat — фуражка для скачек
  48. Joh hat — шляпа Джо (шляпа с широкими полями в австралийском шт. Квинсленд, введённая в обиход Джо Бьелке-Петерсоном (Joh Bjelke-Peterson), премьером этого штата, в 1979 как один из атрибутов организованной им кампании борьбы против рака кожи от солнечной радиации;)
  49. kerchief – косынка
  50. knitted hat – вязанная шапочка
  51. mini top-hat — шляпка-заколка
  52. mortarboard — головной убор с квадратным верхом и кисточкой наверху (у студентов и профессоров)
  53. narrow-brimmed hat — короткополая шляпа
  54. newsboy hat — кепка газетчика
  55. night cap – чепчик, ночной колпак
  56. opera-hat — складной цилиндр
  57. panama (bucket cap) – панама
  58. peakless hat – бескозырка
  59. pillbox hat — шляпа-таблетка (маленькая дамская шляпа с невысокой тульей без полей)
  60. plug hat — цилиндр
  61. pointy hat — остроконечный капюшон
  62. porkpie hat — шляпа с круглой плоской тульёй и загнутыми кверху полями
  63. Russian hat — шапка-ушанка
  64. sailor hat — бескозырка дамская плоская соломенная шляпа с низкой тульёй и узкими полями
  65. Scotch bonnet — шапочка горных шотландцев
  66. sennit hat — канотье
  67. shovel hat — шляпа с полями, загнутыми с боков (у англиканских священников)
  68. shower cap – шапочка для душа
  69. skull-cap – ермолка, тюбетейка
  70. skully hat — вязанная шапка с отворотом и без
  71. slouch hat (австрал.) — фетровая шляпа с широкими полями (в Австралии считается символом мужества, былого величия, доблести или патриотизма); армейский головной убор (шляпа из мягкого фетра, поля которой с одной стороны могут прикрепляться к тулье, облегчая ношение винтовки на плече)
  72. snap hat — фетровая шляпа с полями, загнутыми спереди вниз, а сзади – вверх
  73. sombrero – сомбреро
  74. sou’wester — зюйдвестка, непромокаемая клеенчатая шляпа
  75. stove-pipe hat — цилиндр (шляпа)
  76. sun hat – шляпа от солнца
  77. sun visor cap – кепка с большим козырьком от солнца
  78. swimming cap – шапочка для купания
  79. tin hat — каска рабочего, металлическая военная каска шлем стальной шлем (солдата)
  80. Tirolese hat – тиролька
  81. top hat – цилиндр
  82. trapper hat — ушанка, шапка-ушанка
  83. tricorn hat — треуголка
  84. trilby – мягкая фетровая шляпа
  85. trilby hat — шляпа-трилби
  86. trucker hat — кепка-бейсболка
  87. Tyrolese hat — тиролька
  88. underscarf bonnet — шапочка под хиджаб
  89. velour hat — велюровая шляпа
  90. visor bucket hat — длиннополая панама (обычно носят рейнджеры, охотники, путешественники)
  91. war bonnet – головной убор из перьев у американского индейца
  92. witch-hat — ведьмин колпак (который надевали осужденному за колдовство)
  93. woolly hat — вязаная шапка

Языковая игра или банальная неграмотность?

Рекламные объявления  (которые сейчас не пишет только ленивый)  окружают нас повсюду. И понятно, что каждый старается сделать свой текст ярче, чтобы привлечь к себе внимание. Но за счет чего? Иногда умелое сочетание слов – языковая игра, надолго остается в памяти, и действительно заставляет посмотреть в сторону такого рекламодателя. А иногда… кроме грусти за состояние родного языка на душе ничего не остается. И мой опыт показывает, что, к сожалению, таких текстов большинство. В этом посте я приведу наиболее яркие примеры текстов рекламы и объявлений с языковой игрой и грубыми нарушениями литературных норм русского языка.

Начну с последних. Конечно, большинство из них поначалу вызывают комический эффект. С другой стороны, они психологически отрицательно воздействуют на адресата и даже шокируют, на мой взгляд, не способствуя продвижению товаров или услуг. Ошибки в примерах этой группы относятся к:

— нарушению орфографических норм. Некоторые из этих примеров содержат явные грамматические ошибки, возникшие, скорее всего, из-за незнания автором рекламного теста орфографических норм русского языка. В других же налицо опечатки или описки, связанные с халатностью или недостаточной ответственностью создателя рекламного текста перед потенциальным потребителем:

     

нарушение логики высказывания. Такие примеры, несмотря на явное несоответствие написанного с действительным, чаще всего вызывают не только недоумение, но и комический эффект:

   

Следующие примеры также можно отнести к этой группе, в них нет как таковых языковых ошибок, однако надписи расположены не на своем месте. Вряд ли это сделано нарочно, но тем не менее, они вызывают смех благодаря эффекту обманутого ожидания:

Примечательно, что именно эта надпись появилась на товарах, значительно снижающих качество жизни.

— нарушение лексических норм, неправильное словоупотребление:

Чаще всего такие примеры вызывают комический эффект и только после этого носителю русского языка приходит осознание ошибочности выражения. Однако это одна из самых типичных ошибок. Любое слово используется в соответствии с тем значением, которое ему присуще, поэтому при его выборе должен учитываться ряд условий, главным из которых для рекламного текста является значение лексической единицы, точно подобранное для корректного выражения идеи.

— нарушение грамматических норм:

То ли это дорога (и даже прямой путь) в туалет, то ли выключатель.

Здесь, скорее всего, грамотный читатель задумается не над специальным средством для автомобилей, а над тем, что же все-таки случилось с зайкой.

 

Скорее всего, по замыслу авторов, хотелось показать, что здесь магазин с низкими ценами для женщин, однако в названии явно проявляется не должное  и даже какое-то обидное отношение к женщине.

 

Самая актуальная информация только у нас…

 

А здесь не только напрочь отсутствует пунктуация, но и логика высказывания является довольно сомнительной, и вместо оригинального рекламного слогана получается, хотя и комичное, но абсолютно неграмотное для носителя русского языка выражение.

Отдельно можно рассмотреть примеры с неудачным и/или ошибочным использованием языковых ресурсов. Хотя в них также содержатся логические, лексико-стилистические и грамматические ошибки, но здесь есть некая «претензия» на оригинальность и новизна идеи, «незатертость»:

Они вызывают комический эффект, а затем приходит понимание несуразности высказывания.

К примерам с преднамеренными ошибками, используемыми в качестве одного из способов языковой игры, можно отнести следующее:

В следующем примере речевая избыточность акцентирует попытку авторов сообщения оградиться от надоедливых вопросов:

 

Нарушения языковых норм (для стилистического эффекта) допустимы только после определения их необходимости и функциональности. В этой связи со стилистической точки зрения очень интересен следующий пример, в котором широко распространенная ошибка допущена явно намеренно, с целью привлечения внимания за счет определенного стилистического эффекта, подчеркивающего не только тот факт, что автор данного рекламного теста знаком с правилом использования заимствованного в русский язык слова «кофе», но и то, что он сам обладает хорошим чувством юмора. По-видимому, таким образом он хотел внести свой вклад в сохранение языковых норм, а также культуры русской речи и культуры общения в целом:

 

Следующие несколько примеров построены на языковой игре. В них достигается истинное понимание выражения за счет соответствующего стилистического эффекта (комического, эстетического, эмфатического, эмоционально-экспрессивного и т.д., а иногда нескольких одновременно), полученного разнообразным использованием языковых ресурсов:

 

Какой можно сделать вывод? К сожалению, в большинстве рекламных текстов содержатся какого-либо рода ошибки, за счет которых, в некоторых случаях, достигается комический эффект. Однако комический эффект – это еще не показатель того, что такая информация дойдет до нужного адресата и достигнет поставленной автором цели. Для этого, способ ее подачи должен быть еще и оригинальным, новым и не содержать ошибок (кроме как преднамеренных, которые легко можно отличить от  вызванных нарушением логики высказывания или языковых норм). У меня такие примеры, кроме как сожаления за состояние русского языка,  ничего не вызывают.

А что думаете Вы?