Из истории политической лингвистики

На сегодняшний день политическая лингвистика – это относительно молодое, активно развивающееся и перспективное научное направление, возникшее на стыке таких научных дисциплин, как «Лингвистика» и «Политология». Однако она не ограничивается только ими, а активно рассматривает вопросы таких научных направлений, как «Межкультурная коммуникация», «Культурология», «Социология», «Риторика», «Связи с общественностью» и т.д.

Основная цель политической лингвистики – изучение возможности использования языковых средств, способствующих борьбе за власть и воздействию на общественное сознание в политической сфере. Ее предмет – политическая коммуникация (политический дискурс), то есть речевая деятельность, направленная на пропаганду тех или иных ценностей, эмоциональное воздействие на граждан страны, а также побуждение их к необходимым политическим действиям, для выработки общественного согласия по определенному вопросу, принятия и обоснования социально-политических решений в современном мире. Каждый, кто хотя бы изредка читает статьи на политическую тематику, слушает радио или смотрит соответствующие программы по телевизору, становится адресатом политического дискурса. На выборах этот человек участвует в политической жизни, делая это будучи под влиянием субъектов политической коммуникации. При этом к сфере интересов политической лингвистики относится не только передача политической информации, но и все, что связано с восприятием (интерпретацией) и оценкой политической реальности в процессе коммуникации.

В силу сложившейся в мире экономико-политической и геополитической ситуации все больше и больше внимания уделяется политической коммуникации, что, в свою очередь, влечет за собой все большее число научных исследований, посвященных данному вопросу. Это, соответственно, позволяет изучать политический язык со всех сторон – с точки зрения лингвистики, межкультурной коммуникации, политологии, культурологии, социологии и т.д. Поскольку, как известно, язык предоставляет огромные возможности для вербализации своих намерений любому человеку, в том числе – и политику, более того язык предлагает политику практически неограниченный выбор своих средств для воздействия на аудиторию. Политические лидеры прибегают к различным способам, в том числе и языковым, чтобы сделать речь более яркой, убедительной и эмоциональной.

Несмотря на то, что, как уже было сказано, политическая лингвистика – это относительно молодое научное направление, можно сказать, что оно зародилось еще во времена античной риторики в Древней Греции и Древнем Риме. Однако, традиция изучения красноречия политиков оказалась прерванной на многие столетия из-за смены античных демократий на феодальные монархии, а изучение политической коммуникации наиболее востребовано в демократическом обществе. Именно поэтому соответствующие исследования языка политики вновь появились лишь вместе с развитием демократии на западе и в США.

Как отдельное исследовательское направление политическая лингвистика появилась в 20-х – 50-х гг ХХ века, что в первую очередь было обусловлено первой мировой войной, приведшей не только к огромным человеческим потерям, что повлекло за собой резкие изменения в мировосприятии человечества. Возникла необходимость изучения политической коммуникации, а знание о механизмах воздействия но общественное сознание приобрело высокую научную и гуманитарную ценность. Таким образом, в послевоенное время внимание лингвистов, занимающихся языком политики, было направлено на изучение способов формирования общественного мнения, а также средства достижения эффективной политической и военной пропаганды. Среди наиболее значимых работ этого времени можно назвать трудыы У. Липпманна, П. Лазарсфельда, Г. Лассвелла.

Важно заметить, что в в 40-е гг. XX в. Г. Лассвелл, Н. Лейтес, С. Якобсон и некоторые другие исследователи выявляли различные взаимозависимости между семантическими значениями языковых единиц и процессами, происходящими в политике. Исследования проводились на основе анализа лозунгов советского времени, языка Интернационала, текстов фашистской пропаганды. Более того, в этот период активно рассматривался язык тоталитарного дискурса, главенствующего в политике того времени, а также новой, еще более страшной второй мировой войной.

Здесь важный вклад в развитие политической лингвистики принадлежит английскому писателю Джорджу Оруэллу, который в своем знаменитом романе-антиутопии 1948 года «1984», описал принцип «двоемыслия» (doublethink) и словарь «новояза» (newspeak). Иными словами, Дж. Оруэлл на конкретных примерах описал способы речевого воздействия на сознание человека для завоевания и удержания власти при тоталитарном режиме в политике. Автор наглядно изобразил, каким образом при помощи языка можно заставить каждого поверить в ложь, которая будет казаться для него истиной в последней инстанции, и как именно основанные на оксюмороне лозунги можно положить в основу государственной идеологии. Среди наиболее ярких из них можно назвать такие как «Война — это мир», «Свобода — это рабство» и «Незнание — это сила».  Важно отметить, что подобным образом в Афганистане советские войска назывались ограниченным контингентом, а Афганская война — интернациональной помощью. Подобными приемами пользовались и американские лидеры, именовавшие свои военные действия в Югославии и Ираке «борьбой за демократию».

Несмотря на отсутствие тоталитарного режима уже долгое время, его исследования в рамках политического дискурса продолжаются и по сей день. Выделяются специфические особенности тоталитарного дискурса, для которого характерны приоритет пропагандистской деятельности, претензии на истину в последней инстанции, а также идеологизация всех аспектов жизни, использование большого количества лозунгов и злоупотребление заклинаниями. Также среди основных признаков тоталитарного дискурса можно назвать ритуальность политической речи, превалирование монологической речи «вождей» над диалогичными формами коммуникации, резкое разграничение СВОИХ и ЧУЖИХ, пропаганда простых, но в то же время крайне эффективных способов решения проблем в разных областях жизни.

В 60-х – 80-х гг. политическая лингвистика развивалась преимущественно на западе, уделяя особое внимание политическому дискурсу в современных западных демократических государствах. Эти исследования показали, что даже в отсутствие тоталитарного режима языковая манипуляция общественным сознанием используется, однако в более изощренном виде.

В России отдельные вопросы современной политической лингвистики в той или иной мере рассматривались еще с начала 2000-х годов (хотя раннее вопросов политической коммуникации касалась риторика и стилистика) в работах «Введение в прикладную лингвистику» (А.Н. Баранов, 2001), «Критический дискурс-анализ в современной зарубежной лингвистике» (М.В. Гавриловова, 2003), «Политическая лингвистика. Функциональный подход» (А.А. Романов, 2002), «Язык политики. Политика языка» (И.В. Вольфсон, 2003), «Политическая лингвистика» (А.П. Чудинов, 2003, 2006), Н.А. Купиной (1995), Е.И. Шейгал (2000), в монографии «Методология исследований политического дискурса: Актуальные проблемы содержательного анализа общественно-политических текстов» (1998, 2000), а также в ряде исследовательских работ других авторов, таких, например, как В.Н. Базылев (2005), В.З. Демьянков (2002, 2003), П.Б. Паршин (1999, 2001, 2003), Н.М. Мухарямов и Л.М. Мухарямова (2002), Т.Г. Скребцова (2004, 2005), Н.С. Бажалкина (2012) и др.

Отметим, однако, что изучение современной политической лингвистики за рубежом началось значительно раннее, примерно с 1970-х гг, в работах Р. Бахема «Введение в анализ политических текстов» (1979), В. Дикманна «Язык в политике. Введение в прагматику и семантику политического языка» (1975), М. Эдельмана «Политический язык» (1977), М. Гайса «Язык политики» (1987), Д.Ф. Хана «Политическая коммуникация: Риторика, правительство и граждане» (1988), М. Шапиро «Язык и политическое понимание» (1981), П. Чилтона «Анализ политического дискурса» (2004), Н. Фэрклау «Анализ дискурса» (2003), а также ряде работ других авторов, только набирающих популярность в России. Важно также отметить, что из зарубежных исследований бОльшая часть относится к исследованиям в США, Центральной и Западной Европе, а также странах постсоветского пространства. В связи с этим А.П. Чудинов выделяет такие направления политической лингвистики, как североамериканское, европейское и российское (в которое исследователь включает и постсоветские исследования). Эти направления различаются прежде всего методологией исследования (в рамках когнитивного, риторического, семантико-стилистического методов), рассматривающие коммуникацию в политической сфере либо как ментальный, либо как языковой феномен. Также можно отметить, что каждое направление исследует преимущественно свой национальный политический дискурс. Тем не менее, существуют многочисленные работы, рассматривающие национальные дискурсы в сопоставительном аспекте.

Исследования в рамках политической лингвистики могут также различаться изучением дискурсивных вариантов политического языка (например, предвыборная речь, скандал, газетные статьи на политическую тематику и т.д.), источниками материала (радио, телевидение, социальные сети и т.д.). И поскольку основным предметом политической лингвистики является политическая коммуникация или политический дискурс (ПД).

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s